cellspacing="0" border="0" width="100%" height="26" style="border:0px solid #262626;background:url('imgdown/lo-k.png');">
PDA STALKERA


Гость




СТАЛКЕР!
Я всегда рад видеть
еще одну живую душу!
Но я незнаю кто ты?



---

Список Сталкеров
Меню


Форма входа


Логин:
Пароль:
Поиск


Часы


Радио


Наш опрос


Какой Сталкер вам нравится больше?
Всего ответов: 148
Друзья сайта



BannerFans.com Игры Звездной Вселенной Империя Ситхов Шпионская ФРПГ Transformers SpB-GodS™

Наша кнопка

STALKER
Статистика


Нажимаем на кнопочки!

Graffiti Decorations(R) Studio (TM) Site Promoter Каталог Ресурсов Интернет Rambler's Top100 Рейтинг Ролевых Ресурсов Ролевые игры

Украинская Баннерная Сеть
Добавить URL!

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
ФОРУМ - Зона Отчуждения » Ролевая игра » Био персонажей » Болотный Доктор, часть 2 (в одну тему все не вместилось ><)
Болотный Доктор, часть 2
BoBeRДата: Суббота, 26.09.2009, 12:36 | Сообщение # 1
Салага
Группа: Одиночки
Сообщений: 9
Награды: 1
Репутация: 2
Статус: В Большом Мире
Доктор поднял руку и оттянул рукав. ПДА исправно мигал, подавая сигнал работы в автономном режиме. Доктор переключил его в режим передачи сигнала бедствия. Замечательно. Проблема только в том, что сигнал ПДА можно засечь в радиусе пятисот метров. А рассчитывать на то, что в ближайшее время будет выслан поисковый отряд, не приходилось. Если бы Алеев сообщил о возникшей неисправности, тогда бы другое дело. А так в лагере уверены, что у них все в порядке. Тревогу поднимут, только если они не вернутся в запланированное время. То есть перед самым выбросом.
Выброс – это смерть.
Впрочем, прежде чем думать о выбросе, нужно пережить ночь. Потом день. Потом еще одну ночь… Пять дней и пять ночей. Потом – выброс. И только после этого можно рассчитывать на спасение.
– Алеев!
Доктор посмотрел по сторонам. В отсветах пламени, танцующего танго на днище перевернутого джипа, мрак вокруг казался особенно черным. Густым, как кисель. Пахучим.
Пахучим?
Доктор потянул носом воздух. В самом деле, к запаху горелой краски и резины примешивался странный мускусный аромат. Не очень сильный, но явно различимый.
– Сержант! – еще раз крикнул в темноту Доктор.
Хотя уже понимал, что нет в этом смысла. Если бы сержант был жив, он давно бы сам отыскал Доктора. А так он своими криками только ночных хищников созовет.
Вот здорово-то будет. Собирался изучать кровососов, а вместо этого попал к ним на обед. Или на ужин… Впрочем, какая разница.
Доктор недовольно поморщился. Какие глупые мысли лезут в голову в то время, когда нужно думать о том, как выжить в этом страшном, непонятном мире. Он вспомнил слова командира взвода охраны научного лагеря. С оружием и минимальной экипировкой военный сталкер способен в одиночку пережить три выброса. Доктор не обладал умениями и навыками военного сталкера. Оружия у него не было. Из экипировки только респиратор с тремя сменными фильтрами и… Доктор сунул пальцы в нагрудный карман – порядок, на месте фонарик-карандаш. Выходит, шансов выжить у него никаких.
Но как бы там ни было, лежать вот так на сырой земле, глядя на безумную звездную круговерть, – поначалу еще можно было подумать, что это не звезды кружатся, а голова, но теперь-то было ясно, что полетела к черту вся система мироздания, – было совсем глупо. Доктор попытался подняться на ноги и заорал от боли. Казалось, опытный палач одним ударом загнал в правую голень раскаленный металлический стержень.
Не кричать… Не кричать… Криком ты выдаешь свое местоположение…
Доктор до крови прикусил губу.
А, ерунда… Ночные твари давно уже учуяли запах горящих покрышек. А кому этот запах не по вкусу, тех привлек огонь.
Где же вы, сволочи?.. Или огня боитесь?
Снова приподнявшись на локте, Доктор посмотрел на ноги. Левая нога лежала на правой, неестественно вывернутая. Крови видно не было, – снаружи защитный костюм покрыт водоотталкивающим составом, – но, приложив ладонь к голени, Доктор явственно почувствовал, что изнутри штанина промокла. Тут и врачом не нужно быть, чтобы поставить диагноз: открытый перелом, по всей видимости, двойной.
Доктор с надеждой посмотрел на остов горящего джипа. Он точно помнил, что джип перевернулся в полете. Значит, что-то из груза могло выпасть на землю еще до того, как машина загорелась. Да не могло, а точно выпало! Только поди отыщи что-нибудь в темноте. Да еще со сломанной ногой.
Доктор лег на спину и устремил взор к вращающимся небесам. А может быть, плюнуть на все и просто тихо умереть? Самоубийство, понятное дело, большой грех и удел слабаков. Но он ведь не собирался сам лишать себя жизни. Он лишь не станет прилагать усилий к тому, чтобы ее сохранить. В конце концов, что значит одна-единственная жизнь на фоне Вечности? Стоит ли цепляться за нее с таким упорством?
Как ни странно, Доктор превосходно помнил все детали катастрофы, каждую секунду до того, как ударился о землю и потерял сознание. Но и по сей день у него не было ясного представления, что же произошло в тот день. Слушая рассказ Доктора, знакомые сталкеры только плечами недоуменно пожимали. Ни одна из существующих аномалий, какой бы мощной она ни была, не может дать подобного эффекта. Правда, Удод высказал интересную мысль: что, если джип, в котором ехали Доктор и сержант Алеев, налетел не на одну, а сразу на группу аномалий? Это мог быть мощный гравипакет, ударивший в днище машины, в сочетании с черными молниями, поджегшими ее. А рядом мог находиться призрачный очаг, в который машина угодила, уже находясь в воздухе. В таком случае то, что Доктор выпал из машины, спасло ему жизнь. Гипотеза была интересная. Вот только не доводилось никому встречать даже двух мощных очагов аномалий, расположенных в непосредственной близости друг от друга. С другой стороны, когда речь идет о Зоне, нельзя сказать, что в ней возможно, а что нет. Даже о том, чего никто никогда не видел, нельзя с уверенностью сказать, что этого вовсе не существует. Это Зона.
После некоторых сомнений Доктор пришел к выводу, что, если отбросить возможность спонтанного чуда, божественного вмешательства или высадки инопланетян, принявших горящий джип за посадочные огни, шансов выжить у него нет практически никаких. Именно поэтому за жизнь стоило побороться. Так он решил. Что значит «поэтому», он не мог объяснить даже самому себе, ни тогда, ни сейчас.
Доктор достал из кармана фонарик, включил его и поводил по сторонам. Яркий, но очень тоненький лучик выхватывал из темноты такие крошечные участки, что толком ничего невозможно было рассмотреть.
Зажав фонарик зубами, Доктор сел и обеими руками взялся за сломанную ногу. Раз, два, три, мысленно сосчитал он и выпрямил ногу. На этот раз он не закричал, потому что был готов к боли, но почувствовал, как слезы потекли по щекам.
Медленно, очень осторожно Доктор перевернулся на живот и попробовал ползти, упираясь в землю локтями. Каждое движение отдавалось резкой болью в ноге. Но какое-то время ее можно было терпеть.
Доктор полз в сторону разбитого джипа. Он рассчитывал найти что-то из рассыпавшегося груза, что могло ему пригодиться. Если же ему не повезет, то в круге света от горящей машины, возможно, удастся найти какие-нибудь обломки, из которых можно будет соорудить примитивный лубок для сломанной ноги.
Продвинувшись всего на пару метров, Доктор наткнулся на пластиковый контейнер с треснувшей крышкой. Повозившись с замками, Доктор открыл его. Внутри стояли четыре плоские пятилитровые канистры с питьевой водой. Вытащив одну из канистр, Доктор свернул с нее крышку и сделал два больших глотка. Пить ему почти не хотелось, но он снова наклонил канистру и пил, пил, пил из нее до тех пор, пока не почувствовал, что еще один глоток – и он извергнет из себя все, что успел проглотить. Отодвинув канистру, Доктор сделал глубокий вдох. Ему предстояло прожить пять суток. Оставаться на открытой местности возле контейнера с водой нельзя. А двигаясь дальше, в поисках убежища, он мог прихватить с собой только одну канистру.
Усевшись рядом с контейнером, Доктор попытался руками расширить трещину на крышке, – прочный, легкий пластик был отличным материалом для лубка. Обломав ногти, Доктор убедился, что разломать крышку голыми руками ему не удастся. Тогда он пошел иным путем. Выгрузив из контейнера канистры, он несколько раз ударил его о землю. Крышка съехала набок, а один из металлических замков сместился с места крепления. Около получаса ушло на то, чтобы как следует раскачать замок и сорвать его с крышки. Час – на то, чтобы с его помощью выломать две из трех перегородок, разделявших внутреннее пространство контейнера на четыре секции. Конечно, если по уму, то их следовало подравнять, но сейчас было не до того. Прижав пластиковые пластины с двух сторон к сломанной ноге, Доктор зафиксировал их поясным ремнем. Получилось неплохо. Совсем неплохо.
Сделав еще несколько глотков из начатой канистры, Доктор пополз дальше.
Боль уже не так сильно пронзала сломанную ногу, но теперь Доктору приходилось тащить за собой канистру с водой, поэтому двигался он все так же медленно. Он намеренно не смотрел на часы, чтобы не расстраиваться лишний раз из-за той неумолимости, с которой минуты его жизни текли в океан Вечности.
Оказавшись на полоске земли, освещенной всполохами угасающего пламени, Доктор понял, что не зря проделал весь этот путь. Он нашел кусок электрического шнура длиной в два с половиной метра, при помощи которого приторочил на спину канистру с водой, обрывок тонкой, но очень прочной синтетической ткани, наверное, от палатки, и маленькую оранжевую коробочку с индивидуальной аптечкой. Аптечка была раздавлена, но Доктору все же удалось отыскать в ней целый шприц-ампулу полипромедола. Зубами сорвав пластиковый колпачок с иглы, Доктор впрыснул обезболивающее в мышцу рядом с переломом. Сделав это, он замер, опершись на чуть отставленные назад руки, в сладостном ожидании, когда же пройдет боль.
Прежде всего ему нужно было найти укрытие, какую-нибудь нору, в которой можно отсидеться несколько дней, прячась от кровососов и прочей нечисти, а затем и переждать выброс. Скорее всего, убежище можно было отыскать в зоне армейских складов. Джип до катастрофы успел перевалить через вершину холма – значит, ползти следовало под уклон.

Время ничего не значит в двух случаях: когда ты не знаешь, чем заняться, и когда каждая минута может стать для тебя последней. Удивительно, но это так. Хотя на первый взгляд между двумя этими ситуациями нет абсолютно ничего общего.
Доктор продолжал упорно ползти вниз по склону холма, потому что, с одной стороны, почти не верил в то, что ему удастся добраться до цели, с другой же – а что ему еще оставалось?
Временами он словно выпадал из реальности. Как и почему это происходило, Доктор не мог понять. Но он вдруг ловил себя на том, что читает вслух какой-нибудь глупый детский стишок. Или напевает липнущий к зубам бездарный шлягер. Или тихо смеется, сам не зная чему. На психическое расстройство это похоже не было – да и с чего бы вдруг? Из-за страха смерти? Чушь! Доктор не испытывал ужаса перед казавшимся неизбежным падением в Бездну. Может быть, это привилегия медиков, но он всегда относился к смерти как к вполне закономерному процессу, завершающему жизненный цикл любого биологического организма. Обидно, конечно, когда смерть находит тебя раньше, чем ты ожидал. Но обида не имеет ничего общего со страхом. Да и чего бояться, если после смерти не будет ничего? Ни страданий, ни боли, ни разочарований, ни осознания собственного Я. Вообще ничего.
Что может быть глупее, чем цепляться за жизнь, которая решила тебя покинуть? Разве что тщетные попытки вернуть ушедшую любовь? Но людям свойственно совершать глупые, нелогичные поступки.
Интересно, подумал Доктор, если бы у меня был пистолет, пришла бы мне в голову мысль, что самый лучший выход из создавшейся ситуации – пустить себе пулю в голову? И насколько это трудно – поднять пистолет, снять с предохранителя, приставить дуло к виску и нажать курок? И стоит ли при этом закрывать глаза?..
Рука Доктора уперлась в холодную каменную стену, и мысли сразу же потекли в ином направлении. Он включил фонарик. Перед ним была не бетонная плита окружавшего склады забора, а стена здания. Надо же, он уже добрался до цели. И куда теперь? Доктор посветил по сторонам. Справа от него в стене зияла дыра. Неровная, будто ломом пробитая, почти на уровне земли. Узкая, но протиснуться можно. Вот только куда она вела?.. А, не все ли равно!
Доктор прополз вдоль стены и сунул голову и руку с фонариком в дыру, которая, как оказалось, вела в пустое полуподвальное помещение. Все, что смог разглядеть Доктор, – это столбы квадратного сечения и лужи на полу.
– Лужи – это здорово, – произнес полушепотом Доктор. – Лужи – это замечательно.
Гулким эхом его слова отразились от сводов пустого помещения.
Что хорошего было в лужах? Вроде бы ничего. Почему он так сказал? Да бог его знает. По всей видимости, это был один из вывертов измененного состояния сознания. В обычном состоянии любой здравомыслящий человек уверен в том, что дважды два – четыре. Доктор, хотя и не отказывал себе в здравомыслии, сейчас был совсем не уверен в этом. Более того, он готов был поспорить на эту тему, – беда, что не с кем.
Протолкнув в дыру канистру с водой, Доктор кинул ее вниз. Канистра глухо ударилась о бетонный пол. Доктор замер и прислушался. Тишина. Странно даже – такой замечательный подвал и никем не облюбован. Доктор еще раз посветил фонариком по сторонам и, не увидев ничего подозрительного, полез внутрь.
Расстояние до пола было около двух метров. Доктор попытался спуститься так, чтобы не потревожить сломанную ногу, но все же сорвался и упал. Боль пронзила голень, ударила в бедро и растеклась по животу. Скорчившись, как зародыш, Доктор уперся лбом в холодный влажный бетонный пол и, чтобы не заорать во всю глотку, закусил воротник куртки.

Проснувшись, Доктор сразу включил фонарик. Первым, что он увидел, оказалась морда склонившегося над ним кровососа. Щупальца, извиваясь самым причудливым образом, скользили над лицом Доктора, как будто желая, но не решаясь его коснуться.
– Эй, ты никак гнусность затеял? – произнес с укоризной Доктор. – А я-то думал, мы подружились.
Кашель вырвался из груди. Доктор прижал ко рту ладонь и отвернулся в сторону. Кровосос резко отпрянул назад и скрылся во мраке.
– Извини, – сказал, откашлявшись, Доктор. – Кажется, я приболел малость.
Глаза кровососа сверкнули в луче света. Раздалось негромкое шипение.
– Правильно, – кивнул Доктор. – Пора познакомиться. Можешь называть меня Доктором. Или, для простоты, Доком. А тебя как зовут?
Кровосос, естественно, промолчал.
– Не хочешь говорить? Хорошо, тогда я сам придумаю тебе имя. – Доктор в задумчивости погладил ладонью колючую щеку. – Как бы нам тебя назвать?.. Давай я буду называть тебя Мао! Никаких ассоциаций, мне просто нравится слово. К тому же я не знаю в Зоне ни одного человека с таким же именем. Согласен?
Кровосос не то буркнул, не то икнул.
– Ну, вот и отлично! – обрадовался Доктор. – Значит, я – Док, а ты – Мао… Эй, ты где?
Доктор поводил лучиком фонарика из стороны в сторону, пытаясь найти растворившегося во тьме кровососа.
Мао сидел на корточках возле правой ноги Доктора. Руки его упирались согнутыми пальцами в пол, а щупальца скользили над повязкой, закрывавшей место перелома.
Так, понял Доктор, кровь учуял.
– Мао, это не то, что ты думаешь, – Доктор старался, чтобы голос его звучал спокойно и убедительно. – Это несъедобно… Мы же с тобой друзья? Так? А друзей обычно не едят.
Кровосос поднял руку и согнутым пальцем подцепил повязку. Доктор зашипел от боли.
– Слушай, чего тебе надо?
Кровосос снова дернул повязку.
– Хватит! – махнул на него рукой Доктор. – Если настаиваешь, я сам сниму!
Он сел, быстро размотал пропитавшуюся кровью повязку и протянул ее кровососу.
– Это тебе надо?
Кровосос отвел в сторону руку Доктора и снова склонился над сломанной голенью.
– Ладно, начинай есть меня с ноги, – легко согласился Доктор. – Тоже мне, друг называется.
Щупальца кровососа скользили по открытой ране на голени, холодными прикосновениями вызывая озноб.
Спустя какое-то время приготовившийся к самому худшему Доктор почувствовал, что боль в сломанной ноге стихает. Он вновь приподнялся на локте и изумленно посмотрел на кровососа.
– Эй, приятель, да ты никак вылечить меня собрался?
Ничего не отвечая, кровосос продолжал свое занятие. Вскоре Доктор уже совершенно не чувствовал боли в сломанной ноге. Что за фокус проделал кровосос? Быть может, в его слюне содержится какой-то природный анальгетик? Как у пиявок, например?
Кровосос оторвался от раненой ноги человека и посмотрел в его сторону. Глаз его Доктор не увидел – только темные провалы, в которых они прятались.
– Спасибо, – улыбнулся кровососу Доктор. – Ты очень мне помог. Теперь я твой должник.
Кровосос что-то пробурчал в ответ, отполз в сторону и сел, обхватив руками ноги.
Так они просидели до вечера. Время от времени Доктор пытался заговорить с кровососом, но тот либо никак не реагировал на его слова, либо что-то бурчал или шипел недовольно, шевеля щупальцами, как будто болтовня Доктора мешала ему спать.
Около одиннадцати вечера кровосос поднялся на ноги и двинулся к выходу из подвала.
– Счастливой охоты, Мао! – крикнул вслед ему Доктор, когда кровосос уже поднимался по лестнице. – Мы с тобой одной крови!
Кровосос рыкнул, не оборачиваясь, и вышел, прикрыв за собой дверь.
Оставшись в одиночестве, Доктор погасил фонарик. Он не стал снова, уже в который раз, задавать себе вопрос, почему его не тронул кровосос, решив принять сей факт как подарок судьбы, которая почему-то решила проявить к нему благосклонность. Но он чувствовал голод, который с каждым часом будет только усиливаться. А до прибытия помощи оставалось еще как минимум четверо суток. Хорошо, допустим, от голода он за это время не умрет. Перелом голени, конечно, очень плохой, но и с ним можно дотянуть до встречи с настоящим врачом. Но вот что его серьезно беспокоило, так это лихорадка, сопровождающаяся сухим, мучительным, раздирающим легкие кашлем, – болезнь, которую Доктор не мог диагностировать. Если это заболевание, вызванное мутировавшими в Зоне микроорганизмами, то ситуация скорее всего критическая. Выкарабкаться, не имея никаких медикаментов, ему вряд ли удастся.
Как ни странно, пессимистический прогноз вовсе не вверг Доктора в депрессивное состояние. Он считал свои шансы остаться в живых, как овец, и незаметно для себя уснул.
Спал он беспокойно, то и дело просыпаясь. Все сильнее болела голова, досаждал кашель, от которого, казалось, все внутренности выворачиваются наизнанку. Он все чаще прикладывался к канистре с водой, но и питье не помогало сбить жар.
Очнувшись в очередной раз от сна, похожего на забытье, Доктор почувствовал какое-то движение во тьме рядом с собой. Нащупав в кармане фонарик, он включил свет. Неподалеку от него сидел кровосос и с чавканьем пожирал здоровенную рыбину, в два локтя длиной. Вторая рыбина, размером чуть поменьше, лежала рядом с ним на полу. Лучик света блеснул на влажных чешуйках, заигравших радужными отсветами. Рыбина едва заметно дернула хвостом – свежая, только что из реки. Интересно, как кровососу удалось ее поймать?
Придерживая больную ногу, Доктор развернулся и протянул руку к рыбине на полу. Кровосос недовольно посмотрел в его сторону. Вернее, это Доктору движение кровососа показалось недовольным. Что на самом деле было на уме у чудища – кто ж его знает? Доктор зацепил пальцами хвост и потянул рыбину к себе. Кровосос заворчал и ногой придавил рыбину к полу.
– Да ладно тебе, Мао, – умоляюще посмотрел на кровососа Доктор. – Не будь эгоистом, – он снова дернул рыбину за хвост. – Я много не съем. Только попробую. Может быть, я вообще эту дрянь есть не смогу.
О том, что ничего из того, что растет, бегает, летает и плавает в Зоне, есть нельзя, Доктор слышал много раз. Да у него и у самого никогда прежде не возникало желания попробовать что-нибудь из местной экзотики. Но это в нормальных условиях, когда, для того чтобы перекусить, достаточно сходить на кухню или забраться в багажник джипа, где уложены блестящие водонепроницаемые пакеты с армейским рационом. Сейчас же эта рыбина – даже не вся целиком, а только кусок ее, – которой кровосос не желал с ним поделиться, была, быть может, единственной для него надеждой на спасение. Организму нужны силы для того, чтобы бороться с болезнью, а для этого ему нужна еда. Хоть какая-нибудь еда.
– Слышишь, дай, я много не возьму…
Сержант Алеев рассказывал, что сталкеры, если нет другой еды, стреляют ворон. И даже крыс, случается, жарят. Кровосос ел рыбу сырой. Ну что ж, все равно это было мясо. Протеин, так необходимый ослабленному организму.
Не отпуская рыбий хвост, Доктор сунул фонарик в рот, освободившейся рукой вытащил из кармана замок от короба и несколько раз что было сил ударил им по рыбине. Он был слишком слаб – ему даже хребет рыбий перерубить не удалось. Но кровосос неожиданно убрал ногу, которой прижимал рыбину к полу.
Медленно, наблюдая за реакцией кровососа, Доктор потянул рыбину к себе. Кровосос сидел неподвижно и молча смотрел на человека.
Ухватив рыбину как следует, Доктор вместе со своей добычей забрался на кучу тряпья. Упав на спину, он тяжело выдохнул и постарался расслабиться. Нужно было немного отдохнуть. Левой рукой Доктор прижимал к боку холодную, скользкую рыбу, и это наполняло его необыкновенной радостью.
Из темноты вновь послышалось чавканье кровососа.
– Приятного аппетита, – пожелал кровососу Доктор.
Ему удалось добыть еды – это, конечно же, было здорово. И не просто здорово, а обалденно, офигительно здорово! Но радовался Доктор не за себя. Ощущение счастья переполняло его, потому что он вдруг осознал, что многое из того, что происходит в Зоне, люди понимают совершенно не так, как следует. А может быть, и просто не желают понимать, что здесь происходит. Кровосос, считающийся одним из самых опасных хищников Зоны, поделился едой с раненым человеком. Что это значит? Пока еще Доктор не был готов дать ответ на этот вопрос. Но он чувствовал, что находится на грани понимания того, что может в корне изменить все представления человека о Зоне.
Зона изначально воспринималась людьми как опасная, агрессивная среда. И вели они себя здесь соответственно. Никто и шагу не сделает за пределы лагеря без оружия. Каждый точно знает, что лучшая тактика при встрече с существом из Зоны – это немедленная атака. Не убьешь ты, значит, убьют тебя. А что, если на самом деле все совсем не так? Что, если Зона только адекватно отвечает на агрессивное поведение вторгшихся в нее людей?..
Кровосос закончил чавкать, поднялся на полусогнутые ноги и переместился поближе к Доктору. Опустившись на корточки, он сложил руки на коленях, сверху водрузил на них подбородок и уставился на человека, словно пытался понять, что же это перед ним такое.
Так, понял Доктор, пора есть рыбу.
Доктор сел, положил рыбину себе на колени и принялся разделывать ее, орудуя металлическим замком.
Он никогда не увлекался рыбалкой, а потому не мог с уверенностью сказать, что это за рыба. Сильные вытянутые челюсти и крупные, похожие на крючки, зубы указывали на то, что рыба хищная. Может быть, это щука? Или какая-то из ее мутировавших разновидностей, эндемичная для Зоны?
Кое-как содрав с рыбы кожу, Доктор вырезал большой кусок мяса со спины. Решив, что больше ему все равно не съесть, он протянул то, что осталось, кровососу.
– Держи.
Кровосос медленно, словно не веря в происходящее, протянул руку и взял рыбу. Положив ее на широкую ладонь, он осторожно потыкал пальцем в то место, откуда Доктор вырезал кусок.
В свете фонарика рыбье мясо казалось совершенно белым. Это было приятно, потому что белый цвет обычно любую вещь делает нестрашной. Доктор понюхал мясо – пахло тиной и еще чем-то, запах чего он не мог распознать.
Кровосос удобнее перехватил рыбу, оплел ее ротовыми щупальцами и зачавкал. С явным удовольствием, между прочим, зачавкал.
Доктор с тоской посмотрел на никогда не пробовавшего жареной, на худой конец, вареной рыбы кровососа, обреченно вздохнул и осторожно откусил небольшой кусочек сырого рыбьего мяса.
К удивлению Доктора, уже морально приготовившегося к рвотному рефлексу, которым непременно должен был отозваться пустой желудок на непривычную пищу, все пошло очень даже неплохо. Рыбье мясо было плотным по консистенции и почти безвкусным. Слабый, едва заметный привкус наводил на мысль даже не о тине, а скорее о свежескошенной траве. Доктор представил, что ест креветки, которые забыл посолить, и легко, не делая над собой особых усилий, съел отрезанный от рыбы кусок.
Чувство сытости медленно перерастало в расслабленное блаженство, и Доктора снова потянуло в сон.
– Спасибо, Мао, – сказал он, обращаясь к доедавшему рыбу кровососу. – Не знаю, как ты, но я сыт и хочу спать.
Доктор погасил фонарь и почти сразу провалился в глубокий сон без сновидений.
И все же болезнь оказалась сильнее его.
Проснувшись, Доктор понял, что не может двинуться с места. Ощущение было таким, будто все его тело разваливается на крошечные кусочки, и никаким усилием их невозможно снова собрать вместе. Голова болела так, что мутилось сознание. Порой Доктор настолько выпадал из реальности, что уже не понимал, кто он такой и где находится. Состояние полнейшей беспомощности было только ужаснее от того, что временами Доктор вспоминал о том, что ему угрожает какая-то страшная опасность. Хотя в чем именно она заключается, он никак не мог вспомнить. Тогда он порывался куда-то бежать, и только боль в сломанной ноге не позволяла ему покинуть ложе из старых вонючих тряпок.
Доктор уже не знал, как долго он находится в убежище кровососа, не смотрел на календарь, чтобы узнать, сколько ему еще ждать помощи. В минуты просветления он дотягивался до канистры с водой, жадно делал несколько глотков и снова проваливался в темный бред.
Иногда в сознании Доктора всплывали странные картины – в луче фонарика, который он зачем-то включал, возникала фигура странного человекообразного существа. Иногда существо сидело возле его ног, низко склонив голову так, что не было видно лица. Порой он видел его совсем рядом, и тогда Доктор приходил в ужас от одной только мысли о том, кто же мог так изуродовать живое существо.
Как-то раз Доктор пришел в себя от того, что чьи-то пальцы пытались затолкнуть ему в рот какое-то мягкое, кашицеобразное вещество. Доктор поначалу попытался отплевываться, но пальцы оказались настойчивы, и тогда он принялся глотать непонятную на вкус еду. Впрочем, кто может поручиться, что это не было всего лишь бредовым видением?
Сознание включалось и выключалось, как лампа маяка. Доктор то корчился от боли, то парил в серебристых облаках, то задыхался от кашля, то плыл куда-то, то падал в черную бездну.
Однажды Доктор пришел в себя от громкого рева. Никогда прежде ему не доводилось слышать подобного. Ему показалось, что он слышит в этом реве отчаянную обреченность и в то же время твердое намерение идти до конца.
Разлепив веки, Доктор по привычке принялся искать фонарик. Он не сразу понял, что помещение, которое он ни разу не видел освещенным, залито ярким светом, лившимся сверху, из дверного проема.
Кровосос стоял внизу, возле самой лестницы. Чуть присев, он развел колени в стороны и широко раскинул огромные руки. Монстр смотрел вверх, туда, откуда лился свет, и время от времени издавал грозный рык.
– Что там, Мао? – прохрипел Доктор.
Свет скользнул в его сторону.
– Ребята, он здесь!
Доктор онемел от изумления, услышав человеческий голос.
Еще бы! Он-то был убежден, что он последний человек на Земле…
Кровосос метнулся в сторону с такой скоростью, что могло показаться, будто он в момент распался на атомы и тотчас же материализовался в другой точке. Он словно хотел прикрыть собой Доктора от яркого света.
– Мао, – Доктор сумел-таки поднять руку и пару раз хлопнул по ложу из старого тряпья. – Иди ко мне, Мао… Сядь…
Кровосос только заревел в ответ.
Крик от двери:
– Проклятие! Да снимите же кто-нибудь кровососа! Он сейчас прикончит Дока!
– Нет!..
Доктору показалось, что он крикнул это слово, но на самом деле из горла его вырвался только нечленораздельный хрип.
Короткая автоматная очередь.
Фонтанчики крови, выбитые пулями из тела кровососа.
– Не стреляйте!..
Попытавшись подняться на ноги, Доктор упал, закричал от боли и с вороха тряпья скатился на бетонный пол.
Кровосос кинулся к лестнице, пытаясь остановить бежавших вниз с автоматами наперевес военных сталкеров.
Снова выстрелы.
Рев кровососа, переходящий сначала в жалобный вой, а затем в хрип.
– Мао…
Склонившийся над доктором военный сталкер поднял дымчатое забрало шлема. На лице у парня улыбка. Счастливая.
– Черт возьми, Док, вы, видно, не в рубашке, а в защитном скафандре родились. Вас чуть не сожрал кровосос. Мы успели в последнюю минуту.
– Он защищал меня, – едва слышно произнес Доктор.
– Что? – сталкер наклонился ниже.
– Он… Мао… – Чувствуя, что снова теряет сознание, Доктор схватил сталкера за рукав. – Защищал…
Парень повернулся к подошедшему к ним военному сталкеру с нашивками лейтенанта.
– Бредит.
– Удивительно, что он вообще жив, – покачал головой лейтенант. – Быстро! – махнул он рукой своим людям. – Носилки сюда! В вертолете…
Не дослушав фразу лейтенанта до конца, Доктор потерял сознание.
Он пришел в себя спустя три дня в военном госпитале Пункта-22. Спустя неделю его переправили в Москву.
Лихорадку, что подхватил Доктор в Зоне, удалось легко вылечить с помощью обычных антибиотиков. Чтобы сохранить ногу, пришлось сделать три операции. Теперь в каждой кости правой голени у него стояло по титановому стержню.
Серьезные опасения вызывало у врачей то, что первое время Доктор упорно отказывался с кем-либо разговаривать. Почти все время он лежал на боку и смотрел в стену. Зная о том, через что ему пришлось пройти, врачи опасались, не повредился ли Док рассудком. Но со временем все стало на свои места – Доктор заговорил, и его признали полностью излечившимся. А на то, что он напрочь отказался рассказывать о том, что с ним произошло, врачи посоветовали не обращать внимания. По всей видимости, Доктор просто не желал вспоминать о пережитом. Что ж, его можно было понять.
Спустя десять месяцев Доктор вернулся в Зону.
Перебравшись нелегально через защитный кордон, он купил у первого встречного торговца защитный костюм и еды на неделю и отправился к Верхнему Болоту. Именно там, на болоте, куда редко заходят люди, он решил построить себе дом.
Ну, а торговец, естественно, тут же разнес весть о том, что в Зоне объявился сумасшедший, отправившийся к Верхнему Болоту с одним только «кольтом» тридцать восьмого калибра в кармане.
Интересно, что бы сказал торговец, если бы узнал, что по дороге Доктор заглянул в Припять, где взял себе в провожатые трех зомби?
Своё дополнение:

Там Доктор и построил свой дом. Зомби он хорошо отблагодарил, дав им много вкусных галет. В своём доме Доктор и стал жить. Он стал продолжать изучать созданий Зоны, устанавливая с ними контакт. Проходили годы, пару раз в дом Доктора наведывались сталкеры. Доктор помогал им, особенно в плане лечения. Так и пошли слухи по всей Зоне о великом целителе, Болотном Докторе. Сталкеры стали чаще ходить на болото. Доктор мог помочь сталкерам. Но он все еще продолжает изучать Зону…

Инвентарь:

Desert Eagle, 40 патронов к нему и 40 капсул-транквилизаторов, 4 пачки галет, 4 консервы «Тушенка», 2 литровые бутылки простой воды, 3 аптечки, дополнительные медикаменты, один контейнер для артефактов.

Одежда:

Обычное нижнее белье, черные штаны, темно-зеленый свитер, сапоги из непромокающего материала, перчатки, коричневый плащ.

Внешность:

Седые волосы, короткая борода, почти лысый. Светло-голубые глаза, овальное лицо, среднее телосложение.

Группировка:

Отсутствует (Нейтрал, Одиночка)

 
VolDrДата: Суббота, 26.09.2009, 14:28 | Сообщение # 2
Одиночка
Группа: О-сознание
Сообщений: 587
Награды: 5
Репутация: 25
Статус: В Большом Мире
Отлично, Статус развития конечно - быстрый biggrin




КПК VolDr'а
КПК VolDr'а (Текстовый режим)
 
BoBeRДата: Суббота, 26.09.2009, 20:50 | Сообщение # 3
Салага
Группа: Одиночки
Сообщений: 9
Награды: 1
Репутация: 2
Статус: В Большом Мире
ДОПОЛНИТЕЛЬНО:

Спутники:

Псевдопёс "Дружок" - пёс Доктора, которого Доктор нашел еще щенком и выкормил. Теперь он часто сопровождает и защищает Доктора. По характеристикам не отличается от других псевдопсов. Но, он не нападает на людей первым, атакуя лишь тех, кто напал на него либо Дока. Обычно либо сопровождает Дока в Зоне либо охраняет дом в его отсутствие.
Рацион питания: мясо; мясные консервы.

Зомби по имени Бенито - друг Доктора, которому Доктор восстановил почти человеческий вид (не считая шрамов и фиолетового цвета кожи) и возможность связно говорить. Является охранником Доктора во время путешествий того по Зоне. Отлично обращается с автоматами, пистолетами и дробовиками. Обычно либо сопровождает Дока в Зоне либо смотрит за домом в его отсутствие.

Одновременно за Доктором может следовать только один спутник!

Дом Болотного Доктора:

Двухэтажный дом, на севере болот, куда сложно добратся, если только не знать тропы. Огражден двухметровым забором из кирпича, с добавлением каких-то артефактов, в итоге - забор выдержит удар лба псевдогиганта и попадание из РПГ. Небольшая дверь в стене, с кодовым замком и домофоном, для того что бы гости могли представится Доктору. За дверью - тропинка из каменных плит, которая расходится в две стороны - одна ведет к душу снаружи дома, другая к самому дому. Душ - это отдельная вещь, вернее, отдельное помещение. 14 квадратных метров - в помещение есть душ с чистой, не радиоактивной, и более того, тёплой водой! Также Доктор недавно, сам не зная зачем, установил джакузи.
Сам дом двухэтажный. На первом этаже за дверью встричает гостя приемная, где можно повесить на вешалку свои вещи, а так же оставить рюкзак и оружие. Последнее, кстати, Доктор считает обязательным правилом. Если пройти чуть дальше, то справа можно обнаружить обширную кухню с различными приспособлениями для готовки еды, от простой комфорки до гриля! Там также есть много шкафов с припасами вроде муки и сахара, огромный холодильник с различным продуктами с Внешнего Мира. Морозильник, кстати, стоит рядом с холодильником и имеет не меньший размер.
Напротив кухни, кстати, гостинная. Там есть телевизор, более того, он работает и имеет несколько сотен каналов. Там также имеется диван, два кресла и небольшой журнальный стол. Там, сидя у лампы, Док иногда проводит вечера за книгами из своей библиотеки, что находится там же.
Следующая дверь по ту же сторону, что и гостинная - операционная. В ней Доктор занимается исцелением всех, кто с миром придет к его дому. В операционной находится лучшее оборудование современной медицины.
Также на первом этаже дома имеются лестницы в подвал и на второй этаж. На втором этаже находятся 4 комнаты, 3 из которых - спальня Доктора, спальня Бенито, и общая спальня, в которой находятся четыре кровати. Общая спальня предназначена для гостей-сталкеров. Четвертая же комната - кабинет Доктора, в котором нахоится его коллекция артефактов для исследования, а так же записи - на бумаге, в виде файлов на компьютере, что стоит там же, на видео и даже звукозаписи. Тут Доктор проводит большую часть своего времени дома.
Подвал же - место, где Доктор занимается оружием и броней. Тут он всегда может починить своё оружие, или оружие гостя за имением дополнительных деталей, создать патроны, включая особые, транквилизаторы, при чем для любого оружия... Броню Доктор так же может подлатать, но дополнить ее чем-либо вряд ли сможет...
Так можно описать дом Болотного Доктора... Но лучше один раз увидеть, чем сотни раз услышать... Наведывайтесь в гости к легендарному врачу...

Сообщение отредактировал BoBeR - Суббота, 26.09.2009, 21:44
 
_КВ_Дата: Вторник, 29.09.2009, 07:21 | Сообщение # 4
Опытный
Группа: Свобода
Сообщений: 190
Награды: 2
Репутация: 11
Статус: В Большом Мире
НУ с писывать и я могу))))
 
PalachДата: Вторник, 29.09.2009, 23:34 | Сообщение # 5
Новичок
Группа: Долг
Сообщений: 219
Награды: 2
Репутация: 22
Статус: В Большом Мире
откуда?

КПК Palach'a.





В этот мир приходит время
Без страдания и бед
Где насилию и зоне
Места больше нет
Только этот день наступит
Через много много лет
А пока да воссияет солнца свет...
 
BoBeRДата: Среда, 30.09.2009, 20:57 | Сообщение # 6
Салага
Группа: Одиночки
Сообщений: 9
Награды: 1
Репутация: 2
Статус: В Большом Мире
_КВ_, я хотел написать сам, и даже написал половину, но потом подумал что за меня, по сути, и так написано, и скопировал. Это не плагиат, я ведь написал

Quote
Из книги А. Калугина «Дом на Болоте»:

А про Дом и Компаньонов, кстати, писал уже я.

 
VolDrДата: Среда, 30.09.2009, 21:42 | Сообщение # 7
Одиночка
Группа: О-сознание
Сообщений: 587
Награды: 5
Репутация: 25
Статус: В Большом Мире
Абалденный домик, кстати))




КПК VolDr'а
КПК VolDr'а (Текстовый режим)
 
BoBeRДата: Четверг, 01.10.2009, 00:28 | Сообщение # 8
Салага
Группа: Одиночки
Сообщений: 9
Награды: 1
Репутация: 2
Статус: В Большом Мире
А как же biggrin Заходи в гости))
 
ФОРУМ - Зона Отчуждения » Ролевая игра » Био персонажей » Болотный Доктор, часть 2 (в одну тему все не вместилось ><)
Страница 1 из 11
Поиск:



solid #262626;">
Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.